Блоги
ЗАПИСКИ НЕОХОТНИКА
САШКИНЫ РАССКАЗЫ. ПРОДОЛЖЕНИЕ
НАЧАЛО В ПУБЛИКАЦИИ ОТ 23.03.2019


С.В.Желтов и А.С.Тихонов. Москва. 1985 г.

На Западе человек, передающий свои знания и опыт другим, с античных времён называется ментором, по имени легендарного воспитателя сына Одиссея. А тот, кто перенимает опыт, значит протеже.
У нас это, соответственно, наставник и ученик, правда, последний имеет и другие прозвища: практикант, стажёр, подшефный, питомец, воспитанник, в общем, молодой-зелёный-необученный салага.
В Советском Союзе институт наставничества был развит, уважаем, поощряем и, как многое другое хорошее, чересчур организован и формализован.
А вот у моего друга Александра Сергеевича Тихонова с первых дней работы на Орско-Халиловском металлургическом комбинате как-то само-собой образовался наставник абсолютно неформальный.

СТИХИЙНЫЙ МЕНТОР
На производствах часто встречаются специальности, для непосвящённого уха звучащие неожиданно и комично. В прядильно-ткацкой сфере, например, в почёте чесальщицы, крутильщицы, мотальщицы...
В металлургии своя специфика. Вместе с Сашкой в агломерационном цехе работал ДЕЖУРНЫЙ СМАЗЧИК Миндалёв — будто сошедший со страниц сочинения Михаила Евдокимова здоровенный рыжий детина («морда красная такая!»). Звали его Анатолий.
В свободное от дежурной смазки время он всячески старался опекать новичка, учил уму-разуму. Как-то подгулявшего накануне Сашку, который от недостатка бодрости прилёг на скамеечку во время перекура, задушевно по-отечески пожурил, привёл в пример себя. Во-первых, после смены — только домой, во-вторых (и это главное!), поел, выпил рюмку-две... ну три, и всё — завтра на работу. Строго.
На следующий день заступает Сашка на трудовую вахту, вокруг шум-гам, переполох.
— Что случилось?
— А-а-а! Его ж не остановишь теперь!
— Да кого его-то?
— Наставника твоего. Пришёл пьяный вдрабадан, начал кое-как переодеваться. Мастер ему замечание сделал, и сам вот теперь по цеху мечется, как заяц, минут пятнадцать уже, а Миндалёв голый по торс загоняет его в угол и угрожает убить. И ведь убьёт! Разошёлся — не остановишь! Куда там! Стихия!..
Слава Богу, обошлось тогда.

С литературой Сашку связывает не только общее с Пушкиным имя-отчество. Он ещё и читать очень любит, у него с детства безошибочный нюх на хорошие книжки. Например, с повестью «Зона» тогда ещё никому не известного Сергея Довлатова он каким-то чудом познакомился лет в четырнадцать-пятнадцать, значит, в конце 1960-х. Я, конечно, высказываю сомнение, потому что, хотя вещь как раз тогда и была написана, но ведь напечатана-то (по всем справкам) гораздо позже. Нет! Утверждает, что прочитал в журнале «Смена». Мистика. Но дело не в этом.
Вот ведь, говорит, там в одном рассказе на лагерную тему ефрейтор по фамилии Петров-Фидель конвоирует в головной лагпункт арестованного за массовую драку надзирателя Алиханова. Конвоирует честь по чести, с автоматом. Путь неблизкий и тревожный: по тайге, потом через посёлок, и как-то так получается, что и через магазин с выпивкой... Дико смешно, хотя и страшновато. При этом думаешь: ну, не может быть, нафантазировал любимый писатель.
А потом вдруг в твоей жизни возникает реальный Миндалёв...

В прошлом дежурный смазчик был военным-сверхсрочником, и Сашка лет пять всё пытался его разговорить на тему службы:
— Признайся, Анатолий, ты ведь не по собственному желанию демобилизовался. Выгнали, наверное, из армии-то?! Колись!
Тот отмалчивался, и наконец однажды, они уже приятельствовали долгое время, Миндалёв сдался:
— Ну да, да, выперли. Я служил прапорщиком на Дальнем Востоке. Был на отличном счету у начальства. Как-то послали в командировку — сопровождать до дисбата осуждённого вояку. Ехали на поезде, ехали долго, в тех краях ведь всё далеко и долго. Упросил меня сиделец напоследок пообедать в вагоне-ресторане, а там уже уговорил и выпить. А я ж на службе! Пистолет на поясе! Короче, кончилось всё стрельбой и увольнением в запас...
Это хорошо, что так. Повезло мне, если честно.

Подсчитано, что литературная лексика А.С.Пушкина — двадцать одна тысяча сто девяносто одно слово. Владел он и лексикой нелитературной. В общем, запас огромный. И всё-таки Сашка уверен, что знает одно словечко, которое даже его легендарный тёзка вряд ли слышал...

ВЕЛИК И МОГУЧ!
Бригаду металлургов послали на помощь колхозникам в уборке урожая овощей. Чугун чугуном, сталь сталью, а без картошки тоже никуда. Загрузились в крытый грузовик. Тронулись в сторону города Орска, до которого считается 10 километров, а по сути: закончился Новотроицк, горку перевалили, и впереди уже первые дома показались. Один товарищ — главное, местный, новотроицкий — очень беспокойным оказался и дотошным, как будто впервые дом покинул. Он то и дело высовывался наружу, осматривался, уточнял у рядом сидящих:
— Это что — уже Орск?
— Орск.
Направились по объездной дороге. Ехали-ехали. Она вывела снова на какую-то явно не деревенскую улицу. Парень глянул:
— А это что за городок?
— Орск.
Дальше окраина, лесок, река Урал, мост и опять городская застройка...
— Что за город?
— Орск.
Город давний, основанный аж в 1735 году (Орская крепость); по населению немногочисленный, а площадь огромная — 621 квадратных км (у областного Оренбурга всего лишь 259, для сравнения). Много отдалённых районов. Есть Старый город, где ещё в своё царское время (1847—1848) «перевоспитывался» методом солдатской службы украинский непослушный кобзарь Тарас Григорьевич Шевченко...
Выехали в степь. По пологим холмам — остаткам Уральских гор — чуть вверх, чуть вниз, минут десять по настоящей пустыне и, наконец, снова город.
— Ну, а это?
— И это Орск.
Тут-то в русском языке и появилось то заветное слово. Парень, имея в виду, наверное, всю предыдущую двух-с-половиной-вековую градостроительную историю соседского населённого пункта, изумлённо-восхищённо произнёс-выдохнул:
— Вот это они НАХ...ЕВЕРТЕЛИ (с ударением на второе Е)!!!

Этот Сашкин рассказ здесь заканчивается. Теперь, по идее, надо бы обобщить и сделать вывод. Но, как мудро говорится, читайте классику — там всё уже давно обобщено и резюмировано:
«Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!.. Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома...». (И.С.Тургенев).
«Я СЕГОДНЯ, ЕВ ТУШЁНКУ...»
На стене в ресторане московского Центрального Дома Литераторов именитые посетители оставляли шутливые автографы. Такая была традиция. Например, Роберт Рождественский писал: «Если тебе надоел ЦДЛ, значит и ты ему надоел!»; Андрей Вознесенский: «Средь индюков и аллигаторов приятно видеть литераторов»; Расул Гамзатов: «О, молодые, будьте стойки при виде ресторанной стойки», и он же: «Я сегодня, ев тушёнку, вспоминал про Евтушёнку»...

Два года назад 1-го апреля — и это совсем не смешно — умер знаменитый наш поэт Евгений Евтушенко. На его долю по заслугам выпало много восторженных похвал и признаний, но не меньше — упрёков и претензий, тоже, наверное, заслуженных. В СССР он был в моде и почёте, получал награды, имел возможность посещать разные страны и не только социалистические, безнаказанно женился на иноземной гражданке, запросто разговаривал и с Фиделем Кастро, и с Ричардом Никсоном... И, вопреки предсказаниям, зачастую завистливым, всегда возвращался на Родину. Похоже, он был искренне лоялен к власти, за что по полной «огребал» от своих товарищей либералов-интеллектуалов-шестидесятников. Бескомпромиссный Валентин Гафт в непечатных эпиграммах выражался непечатно:

Он трус и подхалим,
Отважный, как продажный.

Но пусть живёт, х... с ним,
Хоть здесь, хоть там — неважно.
***
Он сегодня снова странен,
Он почти киноартист,
И почти что англичанин,
Наш советский скандалист.
Находившись не под «банкой»,
Вовсе не сойдя с ума,
Породнился с англичанкой
Он со станции «Зима».
Историческая веха —
Смелый вроде бы опять,
Будет жить, полууехав,
Политическая б...


Однако же, вмиг ставшую известной всему миру телеграмму на имя Генерального секретаря ЦК КПСС Брежнева с протестом против ввода войск во взбунтовавшуюся Чехословакию в 1968 году написал и послал по кремлёвскому адресу именно Евгений Евтушенко. Чрезвычайно честный и мужественный по тем временам поступок.
Бесспорно, человеком он был неоднозначным, как, впрочем, и положено огромному таланту. А восторженные стихи про Сталина, будучи в полной советской уверенности, сочиняли многие. Кстати, даже Владимир Высоцкий отметился...
Ровно сорок лет назад мне улыбнулась удача увидеться с Евгением Александровичем и даже чуть-чуть пообщаться. В 1979 году он неожиданно выступил как актёр — сыграл главную роль Константина Эдуардовича Циолковского в художественном фильме «Взлёт» режиссёра Саввы Кулиша, прославившегося до того великолепной шпионской картиной «Мёртвый сезон».
Торжественный показ должен был состояться в городе Калуге, где глухой чудак, космический учёный-самоучка провёл большую часть жизни. Туда мы и отправились втроём: актёр, режиссёр и я — представитель организации, устраивающей кинопремьеру. Встретились рано утром на перроне Киевского вокзала. Евтушенко выглядел сногсшибательно. Высокий, громкий, в невиданной длиннополой шубе (была зима или поздняя осень), с заморским чудо-фотоаппаратом на груди, он, конечно, сильно выделялся на фоне привычной окружающей невзрачности. И я никак не ожидал, что его легко запоминающееся, много раз показанное в газетах, журналах и в телевизорах лицо может кто-то не узнать. Но началась посадка, и возник милиционер, который попросил нашего спутника предъявить документы. Внимательно изучил, не удовлетворился, прошёл вместе с нами в вагон. Там разбирательство, абсурдное на мой непросвещённый взгляд, продолжилось: «Разве это Ваша фотография в паспорте? Что-то не похоже...», «Это Ваша настоящая фамилия?», «А куда Вы направляетесь?», «А зачем?»... Соседи с интересом прислушивались и наблюдали, я возмущался немного вслух, больше — про себя, Евтушенко же оставался абсолютно спокойным, на удивление покорно и терпеливо отвечал на бесчисленные дурацкие вопросы. Блюститель порядка объяснил своё появление какими-то «сигналами» каких-то бдительных сограждан, заподозривших экстравагантного явно зарубежного путешественника в каких-то нехороших замыслах. «Фотографирует на вокзале! На стратегическом объекте!». Неприятная «волынка» закончилась только с отправлением поезда. Милиционер неожиданно попрощался и исчез. Тут-то старшие более опытные товарищи меня и просветили: «Скучно здесь комитетчикам. Вот и развлекаются». Откуда мне было знать, что на каждом московском вокзале помимо сотрудников милиции обязательно дежурили офицеры КГБ. Много-много позже мы с моим очередным начальником (подполковником-пенсионером госбезопасности) заходили к его бывшему ещё действующему сослуживцу на работу — в гостиницу как раз при Киевском вокзале. Заходили с бутылкой — скрасить тому дежурство...
Большую часть пути до Калуги славные мои компаньоны обсуждали профессиональные достоинства Евтушенковской фотокамеры, если не ошибаюсь — «Лейки», и по очереди снимали проплывавшие за окном пейзажи...
Мероприятия на месте прошли уже точно по плану, «без сучка и задоринки»: посещение музея Циолковского; выступление перед зрителями после премьерного сеанса; банкет в ресторане, организованный городским кинематографическим начальством.
Искрило и пузырилось шампанское, Евгений Александрович опускал в бокалы кусочки шоколада (я этот жест не раз с шиком демонстрировал потом при случаях). Искрили симпатичные женщины, которых вдруг оказалось очень много рядом с ним. Искрил и сам поэт. Они с Кулишом по окончании торжеств так и пошли на выход — с шампанским, шоколадом и женщинами...
А на следующее утро в поезде, возвращавшем нас в столицу, у поэта разболелся желудок. Он сильно мучился и повторял, что оживить его сможет только глоток кислого молока. Легко сказать! Сервис тогда был очень ненавязчив, ресторан закрыт, буфет не работал. Уже не могу вспомнить как, но всё-таки я справился с почти невыполнимой миссией — раздобыл бутылку кефира. При расставании Евтушенко благодарно обозвал меня спасителем!..
По правде говоря, в то время я вряд ли знал наизусть хотя бы одно из его стихотворений, я и сегодня не большой знаток, но вот это выучил, мне оно очень нравится:

А снег повалится, повалится...
и я прочту в его канве,
что моя молодость повадится
опять заглядывать ко мне.


И поведёт куда-то за руку,
на чьи-то тени и шаги,
и вовлечёт в старинный заговор
огней, деревьев и пурги.


И мне покажется, покажется
по Сретенкам и Моховым,
что молод не был я пока ещё,
а только буду молодым.


И ночь завертится, завертится
и, как в воронку, втянет в грех,
и моя молодость завесится
со мною снегом ото всех.


Но, сразу ставшая накрашенной
при беспристрастном свете дня,
цыганкой, мною наигравшейся,
оставит молодость меня.


Начну я жизнь переиначивать,
свою наивность застыжу
и сам себя, как пса бродячего,
на цепь угрюмо посажу.


Но снег повалится, повалится,
закружит всё веретеном,
и моя молодость появится
опять цыганкой под окном.


А снег повалится, повалится,
и цепи я перегрызу,
и жизнь, как снежный ком, покатится
к сапожкам чьим-то там, внизу.


Он умер в США, но не изменил своим привычкам и даже после смерти вернулся домой. Похоронили его на московском кладбище в Переделкино. Это совсем недалеко от района, в котором я живу.
«А МНЕ ВСЕГДА ЧЕГО-ТО НЕ ХВАТАЕТ...»
«А МНЕ ВСЕГДА ЧЕГО-ТО НЕ ХВАТАЕТ:
ЗИМОЮ — ЛЕТА...».
Фотографировал и напевал себе под нос.





ЖИТЬ ЗАХОЧЕШЬ — ЗАХОХОЧЕШЬ
«Я полагаю, чтобы обладать хорошим юмором, надо дойти до крайнего пессимизма, заглянуть в мрачную бездну, убедиться, что там ничего нет, и потихоньку возвращаться обратно. След, оставляемый этим обратным путём, и будет настоящим юмором».
(Фазиль Искандер).

До пессимистического края я никогда не добирался, а юморить по разным поводам всё равно пытаюсь. Наверное, поэтому получается не очень...
Но в День-то Смеха, может, кто и улыбнётся над моими попытками прослыть шутником:
***
Должен я, родившись в мае,
Вечно дурью маяться.
И судьба моя такая
Мне вообще-то нравится!
***
ЗАПОЙНЫЙ САМОЛЁТ
Бесполезно ворожить,
Коли сломан стопор —
Начинаю вдруг кружить
И срываюсь в «штопор».
***
ТЕЛЕГРАММА
Внучка вышла замуж. Точка.
В тёщу превратилась дочка.
***
СЕЛФИ-МАНИЯ
Они всё время теребят в руках свои мобильники,
Так размножаются в Сети самих себя насильники.
***
Зачем он нужен муж постылый —
Алкаш, зануда, импотент?!
Другое дело — трезвый, милый,
Желанный суверенитет!
***
Глоток свежеперекуренного воздуха.
***
«Не мелочись!» — поучает каждая копейка.
***
Жизнь наполнена уже не до краёв.
Не столько выпил, сколько расплескал.
Пожалуй, надо было мне пасти коров,
А я всё вдохновение искал.
***
Пожалуй, надо чаще смеяться! И над собой тоже. Смех бесспорно продлевает жизнь без грусти.
И ещё под весеннее настроение:

Прощальная сопелька зимы.

«А нам рожать не к спеху! Сначала, кря, тепла дождёмся».

Москва. Весна. Подснежники (10 марта).

А ПЕРВОГО АПРЕЛЯ НИКОМУ НЕ ВЕРЬ!
САШКИНЫ РАССКАЗЫ
Мы знакомы без малого шестьдесят лет. Вместе росли в одном прекрасном рассказовском дворе (в бывшем нашем доме теперь расположилась городская музыкальная школа). Он мне как брат. Александр Сергеевич Тихонов — тёзка А.С.Пушкина. С великим русским поэтом у него много общего. Например, смуглая кожа. В детстве Сашка получил прозвище «копчёный» за способность буквально чернеть от загара после нескольких же первых летних солнечных сеансов.
Пушкин лучше всех своих друзей-лицеистов говорил по-французски, они и величали его французом. Моего Александра Сергеевича тоже стали так называть в школе, когда он, можно сказать, случайно начал изучать любимый иностранный язык русского дворянства. Французские группы наряду с английскими были редкостью. Абсолютное большинство штудировало немецкий.
Как и «Наше всё», Сашка тоже известный дуэлянт. Земляки-ровесники должны помнить — он готов был подраться на улице в любое время и по поводу, и просто из спортивного интереса.
А ещё мой друг — замечательный рассказчик. Правда, ленится записывать. Я попробовал это сделать вместо него. Получилось, конечно, тускло, приблизительно, но всё же рискну выступить, уж очень хочется поделиться его историями. Извини, брат Александр Сергеевич!..

Сашка любит своих друзей, умеет искренне восхищаться и гордиться ими, они у него все необыкновенные. По себе знаю. Он уверен, что в нашем родном городе количество молодых талантов и даже гениев на единицу территории всегда больше, чем в среднем по стране.

ГУСАР С СОВЕТСКОЙ
Витя Залукаев был чуть постарше. Симпатичный, весёлый, дружелюбный, спортивный. В общем, отличный парень. Закончил Тамбовское лётное училище, стал офицером, служил. Жаль, совсем короткая получилась у него  жизнь, молниеносная. Взлетел, сверкнул, погас. Катастрофа в небе. Беда!..
— Мы закадычными-то друзьями не были, — вспоминает Сашка, — симпатизировали друг другу, иногда встречались, разговаривали. Он в отпуск приезжал, звонил: «Погуляем?». В то время все прогуливались вдоль Советской улицы. Виктор там и жил на правой стороне в большом многоквартирном доме с магазином.
Обычный маршрут: от площади мимо кинотеатра «Ударник» до моста и обратно. То да сё. Как-то вдруг говорит: «Я стихи пишу, хочешь почитаю?». Хочу. Декламирует — мне нравятся. Короткие интересные складные такие. Их было много, запомнил только одно четверостишие, к сожалению:

Я составил натюрморт:
Женщина и прОстынь.
Сексуальный дал аккорд —
Это ж очень просто...

Классический русский гусар. Красавец, солдат, поэт. И конь есть... крылатый... был...

В 1972 году, закончив школу, я поехал учиться в Москву, Сашка уже вовсю «трубил» в армии — на флоте. Потом призвали меня, а он вернулся домой и женился на Гале. В 1975-ом мы разъехались радикально. Я отправился в столицу доучиваться (оказалось навсегда), а Сашка решил «бросить якорь» в городе Новотроицке Оренбургской области на родине супруги. Устроился работать на местном огромном металлургическом комбинате. Стал металлургом. Наш общий ныне покойный молдавский друг Ваня (Ион), не видя разницы, называл его металлистом.

Металлург-металлист (справа) в отпуске. Москва. Может быть 1985 г.

Передовых Сашкиных коллег-рабочих регулярно награждали медалями и орденами. Он задумывался, какие же качества характера нужны, чтобы добиться таких почестей. Когда зачитывались постановления правительства, обязательно звучали слова: «любовь к порученному делу», «до победного конца», «досрочно», «героически преодолевая» и т.п. Как это? Постепенно находились ответы...

ОРДЕНОНОСЦЫ
Бригадир Петрович получил орден Трудового Красного Знамени. Событие решили обмыть всем коллективом у Васьки. Тот жил один в своём доме в частном секторе на северной окраине города, почти в деревне.
Отмечали, как положено, шумно, крепко, с тостами, с гармошкой, долго. К ночи более-менее благополучно все разошлись-расползлись в свои стороны, остались только хозяин и ещё один товарищ, кстати, очередной претендент на высокую награду. Гость решил заночевать, уже готовился прилечь, разделся, вышел во двор «до ветра» и... заснул между грядок. Дело было летом.
Утром очнулся в огороде в одних трусах и ничего не смог понять и вспомнить. Заклинило память. Нервно осмотрелся, увидел древнего немощного старичка, задумчиво наблюдавшего из-за ограды, ухватившегося для устойчивости за штакетину. Метнулся к нему. Последовавший затем мощный диалог Сашке пересказал хозяин дома Василий, который как раз вышел на воздух. Дедок-то соседа видел, а потерявшийся товарищ — нет.
— Дед, а где это я?
Тот, не моргнув глазом и ни секунды не помедлив, ответил, как бы удивившись вопросу:
— В Оренбурге...
Вот здесь-то после значительной паузы бедолага и выдал фразу, которая, в основном, прояснила моему другу вопрос об орденоносном отношении к профессии:
— Как в Оренбурге?! Зачем в Оренбурге (от Новотроицка 200 км), почему в Оренбурге?! МНЕ Ж НА РАБОТУ К ЧЕТЫРЁМ! Ё-ё-ё!
Заторопился, хлопнул себя по коленкам, и уже деловито:
— Дед, можешь дать какие-нибудь штаны? Я тебе их пришлю, или, слушай, продай, я деньги, как доберусь, переводом...
Ушлый старичок так же быстро без раздумья и без особого выражения прошамкал:
— До хера вас таких здесь ходит!
От отчаяния кандидат в орденоносцы уже запаниковал, застонал, закружился на месте и тут, наконец-таки, заметил друга Васю. В голове щёлкнуло, всё встало на свои места. Осознание, облегчение и праведный великий гнев. Ну, де-душ-ка!!!
А того уже было не достать — не дожидаясь благодарностей, старый хохмач без оглядки шустро ковылял к своему крылечку...

Петрович сагитировал всю бригаду на охоту. Кто с ружьём, кто просто за компанию собрались, приехали на место. Конечно, выпили, потом огляделись — дичи не видно. Ещё выпили и, как водится, стали хвалиться меткостью. Нашёлся один, вызвал самого бригадира на спор пострелять по шапкам. Ладно. Первым подбросил свою охотничью кепку Петрович. Раздался залп. Попытку признали удачной — в кепке образовались две аккуратные дырочки от дробин.
Теперь его очередь стрелять. Вскинул ружьё, приготовился. Вверх полетел головной убор соперника — роскошная ондатровая шапка. Летела она, летела по дуге, а стрелок всё медлил, всё выцеливал, выцеливал, замешкался, не успел. Шапка благополучно приземлилась. В полной тишине все взоры устремились на бригадира. Проиграл?! Как же так?! А он неторопливо приблизился к невредимой цели, и в упор — ба-бах! из одного ствола, ба-бах! из второго. Ондатра в клочья! Выиграл!..

Я, было, засомневался — вспомнил, что подобный сюжет видел в кинокомедии «Не валяй дурака» с Михаилом Евдокимовым. Но мой дорогой рассказчик поклялся, что охотничья история с орденоносным Петровичем произошла на его собственных глазах лет за десять до съёмок фильма. Я всё-таки навёл справки, и, правда: в 1997 году, когда комедия появилась на экранах, Сашка на комбинате уже не работал — переквалифицировался в предпринимателя-бизнесмена. Да и не врёт он никогда.
Сейчас мы с Александром Сергеевичем снова живём в одном городе — в Москве. Регулярно встречаемся. С пенсии паримся в Очаковских банях, потом закусываем, вспоминаем, он рассказывает, я записываю. И всё время по любому поводу спорим до победного конца, которого (слава Богу!) пока не видно.
ПОЧИРИКАЕМ ЕЩЁ!
Кажется, дождался. Весна. Солнышко припекает. На прогалинах земля парит, вздыхать начинает. Совсем уж скоро червячки-букашечки поползут, мушки-комарики полетят. Красота! Потому и прыгаю шустрей, насвистываю веселей. Я теперь уж и без вас справлюсь, прокормлюсь как-нибудь. А в зимние месяцы худо приходилось. Нам-то Воробьям, куда ни шло, мы стреляные, а вот Синички, к примеру, в холод да без еды мёрзнут быстро. Спасибо вам, Люди, за помощь! Многих родственничков своих меньших — пернатых — вы спасли этой зимой. Благодарность вам великая от всего нашего летающего общества!
Особенно, конечно, приятно в родном районе кружить у школ и церквей. Много кормушек там навешено и, главное, не пустуют они. Бывало, не только семечки-зернышки, крошки хлебные, а и сальца кусочек обнаружишь. Сласть!
А какие красивые кормушки-то! Ручная работа. Слышал я: учителя за них детишкам оценки выставляют по труду. Догадываются, конечно, что мастерят-то, как правило, родители, но ради нашего птичьего блага (слава вашему Богу!) не придираются.

Это я слева. Держусь за воздух.

Новую столовку открыли. Слюнки текут.

Сестричка-Синичка обожает общепит.

А вот снегири в эту зиму что-то не показывались.

Креативненько. Внутрь не заглядывал, как там с удобствами не знаю, врать не буду.

Искусство тоже в массы!

У нас ведь без бутылки далеко не упорхнёшь.

Явно дамских рук дело. Ищите женщину!

И этого приголубили.

Замечательные предприятия птичьего питания! На любой, как говорится, запрос. Большие, маленькие, различные по архитектуре, цветовым решениям, стройматериалам. Видно, что сделаны, хоть, в основном, и наспех, но с любовью, с выдумкой и даже с юмором, правда, иногда с чёрным, как на следующем фото.

Прикольно, не спорю! Но надо же принимать во внимание и тот факт, что ваши коты юмор не понимают ни чёрный, ни белый — никакой! Я-то лично не «парюсь», знаю, что они и читать не умеют, но многие мои сограждане от греха подальше всё-таки облетают «мурлыкину кафешку» стороной.
Это я так, без обид, к слову пришлось. Главное — перезимовали с вашей помощью, а значит почирикаем ещё! Спасибо огромное, Люди Добрые!
Искренне ваш Сергей-Воробей.
НАУЧИТЬСЯ БЫ ЧИТАТЬ!


Известное благодарное дело — взять чужое, испортить и выдать за своё.
«Как поздравить, как поздравить!?», — мучился я в преддверии 8-го Марта. Вспомнил про давнее шутливое стихотворение поэта и художника Владимира Уфлянда:

РАЗОЧАРОВАНЬЕ В ЖЕНЩИНАХ
Все женщины волнуются, кричат.
Бросаются ненужными словами.
Мне что-то их не хочется включать
В орбиту своего существованья.


Пускай их жизнь всё время будет лёгкой.
Там, где-нибудь в тылу, в эвакуации.
Я их люблю, когда они далёко.
И не люблю вне этой ситуации.


Мои воровские мозги-шестерёнки заработали-заскрипели, и вот, пожалуйста, как будто сам придумал:

ОЧАРОВАНЬЕ В ЖЕНЩИНАХ
Все женщины волнуются, кричат.
Бросаются ненужными словами.
Я их включаю (как их не включать!?)
В орбиту своего существованья.

И пусть не сваришь с ними жизни лёгкой.
И хочется порой в эвакуацию...
Я их люблю и близких, и далёких.
Я их люблю вне всяких ситуаций.

Это к тому, что мы, мужики, — сволочи и думаем только о себе. И всё же среди нас есть настоящие — по-ни-ма-ю-щи-е Женскую Душу (как это возможно!?), восхищённые, чуткие, нежные, заботливые, самоотверженные, умные, самокритичные. По крайней мере, были. Точно! Я читал.

Да, женщина похожа на вино,
А где вино,
Там важно для мужчины
Знать чувство меры.
Не ищи причины
В вине, коль пьян —
Виновно не оно.
Да, в женщине, как в книге, мудрость есть.
Понять способен смысл её великий
Лишь грамотный.
И не сердись на книгу,
Коль, неуч, не сумел её прочесть.
(Омар Хайям).

Дорогие Женщины! Милые, добрые, ласковые, про-ща-ю-щи-е мужскую дурь (как это возможно?!), красивые, преданные, мудрые! Желаю, чтобы Ваши любимые рыцари-мужчины всегда хорошо и с выражением умели прочесть то, что Вам от них нужно!
Пусть все мечты сбываются! Будьте счастливы! С Праздником!
ЗОЛОТО ВИКИНГОВ
В австрийском Зеефельде в эти дни проходит чемпионат мира по лыжным видам спорта. У Норвегии уже семь золотых медалей, у России пока, к сожалению, ноль.

Свирепые средневековые международные разбойники — викинги — обожали с оружием в руках завоёвывать богатства в ближних и далёких землях, а современные их потомки — норвежцы — прибирают к рукам золото в лыжном спорте, и нет им равных, потому что лыжи для жителей Норвегии не спорт, а образ жизни, и даже не образ, а сама жизнь. Они изобрели эти «доски», дали им название (skith по-старонорвежски означает расколотое пополам полено) и бегают на них до сих пор быстрее всех. В дружеских мужских и женских компаниях, как рассказывала мне проживающая в Осло одна наша соотечественница, хвастаются не марками автомобилей, не стиральными машинами, а престижными лыжными парами, суперпрочными наилегчайшими палками и универсальными смазками.
Однажды меня занесло в местечко под названием Трюсиль или Трисиль — Trysil, в общем. Так вот там жителей-то, как говорится, раз-два и обчёлся, но зато стоят два памятника лыжникам. Один — просто человеку со снаряжением, а второй — легендарному двукратному (1952, 1956) олимпийскому чемпиону Хальгейру Брендену, родившемуся в посёлке.

Олимпионик Бренден


Вполне может показаться, что в Норвегии процесс подготовки чемпиона выглядит так: родился, пополз, встал и побежал... на лыжах за медалью. Ну, может быть, для порядка потренировался немного на соседней горке прямо с соской во рту.




Смех смехом, спорт спортом, а и проблему богатства современные викинги, как видно, тоже для себя решили. Поняли, что ценнее всего крепкое здоровье и хорошее настроение. Теперь граждане норвежцы (подавляющее большинство) с традиционной средневековой страстью «завоёвывают» и это «золото» к полному своему удовлетворению, используя, естественно, любимое проверенное «оружие» — лыжи. Благо, «поле битвы» подходящее — долгая, снежная и не шибко студёная скандинавская зима.

Тренировка победного жеста
ГАМБУРГЕР ЧТО НАДО! /ОКОНЧАНИЕ/
НАЧАЛО В ПУБЛИКАЦИИ ОТ 8.02.2019

...В немецком языке слово гамбургер может быть описательным существительным, то есть обозначать кого-то из Гамбурга, или прилагательным, описывающим что-то из этого второго по величине города Германии...

ГАМБУРГЕР «ФИШМАРКТ»
Мы с приятелем решили посетить известный всему свету рыбный рынок «Фишмаркт». И правда, что ещё может быть интересней в Гамбурге, который по-рыбацки удобно расположился на реке Эльбе у самого Северного моря, и где водных каналов чуть ли не больше, чем сухопутных улиц, а к своему дому, как в Венеции, можно пришвартоваться?

Неразлучная бронзовая пара: рыбак и рыботорговка.

Историческое краснокирпичное рыночное здание аж с 1896-го года ожидало нас недалеко от гостиницы на набережной у порта. Была суббота. Собрались мы с утра пораньше и пошли. По пути сначала очутились на обычном базаре, где велась торговля вещами, и продуктами, то есть, на «толкучке», каких в то время и в Москве было множество. Удивили только солёные огурцы в бочке — нетипичная еда для запада. Но вот, наконец, вход в святая рыбных святых. Тяжёлая дверь открывается, приоткрываются от изумления и наши рты — мы попадаем на разудалую людскую тусовку. В 8 часов утра! Огромное двухэтажное помещение битком набито народом, столики заставлены выпивкой и закуской. Снуют официанты, всюду смех и галдёж. У дальней стены оборудована сцена, на ней кто-то громко мечется в стиле рок-н-рол. Такое впечатление, что сюда в полным составе переместился вчерашний Репербан (читайте первую часть), благо территориально он в двух шагах... Немедленно начинать кутить не входило в наши планы, поэтому немного послушавши, понюхавши, поглазевши и ошалевши, мы ретировались.
А чтобы как-то примирить наши растрёпанные российские ожидания с немецкой реальностью, пришлось в отеле срочно и запоздало проштудировать брошюрки про местные порядки. И очень всё же хотелось узнать, где продают, да и продают ли на самом деле хвалёную свежую рыбу.
Что выяснилось? А то, что Фишмаркт без обмана исправно и постоянно функционирует на свежем воздухе, как раз в том самом месте, где мы приценивались к родным солёным огурцам, но только по воскресеньям и только с 5.00 до 10.00 строго по гамбургскому времени. А красивый старинный рыночный павильон давно перепрофилировался в кафе-ресторан, исправно кормит, поит, веселит туристов и к тому же, действительно, традиционно похмеляет самых стойких искателей приключений с соседних гулящих по ночам припортовых улиц.

Ничего себе — сходил за рыбкой!

ГАМБУРГЕР «ПО-РУССКИ»
Все российские дороги ведут в Гамбург — по крайней мере, такое впечатление сложилось лично у меня пятнадцать лет назад. Мы пробыли в городе всего несколько дней. В то же самое время там находился, например, Михаил Сергеевич Горбачёв. Он был почётным гостем на какой-то конференции. Лётчик-космонавт Георгий Гречко (царствие ему небесное!) тоже участвовал в каком-то симпозиуме. Мы с ним прилетели на одном самолёте, и ещё несколько раз встретились потом в буфете железнодорожного вокзала, где одновременно, но раздельно перекусывали бутербродами с нежнейшей селёдкой, запивая деликатес вкуснейшим местным разливным пивом. Чемпион мира шахматист Владимир Крамник проездом решал в городе какие-то свои интеллектуально-спортивные задачи и забежал поздороваться с братьями Кличко во время нашего интервью. Оказалось, ребята приятельствовали и даже иногда играли друг против друга в шахматы.
Это я перечислил только всем известных соотечественников. Русская речь довольно часто слышалась и в транспорте, и в магазинах; донеслась она до наших ушей и на Репербане — нелегальные «жрицы любви» на чистом русском зазывали прохожих в подворотню. Мы радостно поприветствовали землячек, но девчонки нашу радость не разделили, гордо назвались украинками, от родства отказались, зато подтвердили моё фантастическое предположение о том, куда ведут дороги из России, правда, теперь с уточнением, что многие из них проходят через Киев.

Встреча на Эльбе. Братья Кличко и Владимир Крамник.

Лучшие анекдоты  жизнь придумывает сама — согласен с этим утверждением абсолютно. Мы прогуливались вдоль очередного канала, что-то обсуждали, я почти машинально сфотографировал мост в отдалении, и не сразу заметил, что от того моста кто-то быстро-быстро помчался в нашем направлении. Их было двое — белая девушка и негр. Запыхавшись, возбуждённо жестикулируя, чёрный парень по-английски начал кричать, что негоже де фотографировать честных людей без их на то согласия, что они — эти люди — категорически против, и потому съёмку следует немедленно уничтожить. Мы начали догадываться, в чём дело. Видимо, ребятки под мостом баловались чем-то вроде марихуаны и решили, что мы — репортёры криминальной хроники — на них «охотимся». Проказники перетрусили страшно. Пришлось успокаивать, заверять, что и не думали подглядывать. И что вообще мы мирные иностранцы из Москвы. Вот тут-то молодой англоязычный наркоман и сотворил незабываемый шедевр — он моментально сориентировался и скороговоркой без пауз и знаков препинания выпалил одним духом по-русски, наверное, всё, что знал: «КАК-ДЕЛА-ЗАШИБИСЬ» (последнее слово я заменил — в оригинале оно звучит  схоже, но нецензурно и буквально означает пожелание собеседнику пресытиться сексом).
Это было очень смешно и бесспорно доказывало, что русский язык в Гамбурге чрезвычайно популярен, раз уж его изучают даже под мостом, покуривая «травку».

Городской пейзаж с домашним причалом.

И ещё о дорогах. Похоже, моя давняя шутливая фантазия становится былью. Недавно прочитал о начале строительства автотрассы Шанхай-Гамбург протяженностью 8445 км. Китай, Казахстан, Белоруссия... И около двух тысяч километров по России через Оренбургскую, Саратовскую, Тамбовскую, Липецкую, Брянскую и Смоленскую области. Но пока без заезда на Украину.

ГАМБУРГЕР ПОСЛЕДНИЙ — «НАГЛЯДНЫЙ»

По статистике в Гамбурге миллионеров больше, чем в любом другом немецком городе. Вот в таких домиках богачи живут — «с жиру бесятся»...
ШЁЛ СОЛДАТ, СЛУГА ОТЧИЗНЫ...
C НАСТУПАЮЩИМ ПРАЗДНИКОМ, ДОРОГИЕ СЛУЖИВЫЕ СОГРАЖДАНЕ!ЛЁГКОЙ ВАМ ДОРОГИ ХОТЯ БЫ В ЭТОТ ДЕНЬ!

Школа готовилась к 23-му февраля. Дома с порога Платон громко, чувствительно и с видимым удовольствием запел, я начал подпевать, потому что наизусть выучил эти слова давно, когда мне было столько же лет, сколько сейчас внуку:

Полем, вдоль берега крутого,
Мимо хат
В серой шинели рядового
Шёл солдат.
Шёл солдат, преград не зная,
Шёл солдат, друзей теряя,
Часто, бывало,
Шёл без привала,
Шёл вперёд солдат.

Шёл он ночами грозовыми
В дождь и град,
Песню с друзьями фронтовыми
Пел солдат.
Пел солдат, глотая слезы,
Пел про русские березы,
Про кари очи,
Про дом свой отчий,
Пел в пути солдат.

Словно прирос к плечу солдата
Автомат,
Всюду врагов своих заклятых
Бил солдат.
Бил солдат их под Смоленском,
Бил солдат в посёлке энском,
Пуль не считая,
Глаз не смыкая,
Бил врагов солдат.

Полем, вдоль берега крутого,
Мимо хат
В серой шинели рядового
Шёл солдат.
Шёл солдат, слуга Отчизны,
Шёл солдат во имя жизни,
Землю спасая,
Мир защищая,
Шёл вперёд солдат!


В комнате у нас на стене среди других висят фотографии молодых дяди Коли и дяди Ильи — рядовых солдат, погибших на Великой Отечественной. Платону они двоюродные прадеды. «Песня вот про них», — сказал я. Он неожиданно озадачился: «Правда?!», — и замолчал на время. Может быть, впервые его лично коснулась, задела мальчишескую душу такая простая страшно грустная геройская правда...

ПОСЛЕДНИЙ ЗИМНИЙ СОН (ФЕВРАЛЬ)
Обычно как бывает? Просыпаешься, силишься вспомнить сон, который только что смотрел — цветной, хороший, приятный, обещающий — и ничего не получается. Мучение, да и только...
А тут город завалило волшебным мокрым снегом, который очень любят ребятишки и я. Он преобразил нашу улицу. Потом ещё подоспело солнце — совсем стало хорошо и нереально красиво, как во сне перед пробуждением. Следующим утром очарование исчезло, но в этот раз я на память не обижаюсь — несколько картинок из последнего «сна» зафиксировала фотокамера. Спасибо ей!





Думал, что и и на этой ветке прошлогодние листья, пригляделся — воробьи.
ГАМБУРГЕР ЧТО НАДО!
ИЗ СЛОВАРЕЙ:
Гамбургер — вид сэндвича, состоящий из рубленой жареной котлеты, подаваемой внутри разрезанной булки...
Гамбургер — устоявшееся название иконки, в виде трёх параллельных горизонтальных линий, изображающей меню в графическом пользовательском интерфейсе...
Гамбургер Альберт Иванович (1842—1901) — баварский подданный, член Императорского Русского Общества Акклиматизации Животных и Растений...
Гамбургер Андрей Фёдорович (1821—1899) — Статс-секретарь, чрезвычайный посланник и полномочный министр при Швейцарском союзе...
Гамбургер Рудольф (1903—1980) — немецкий архитектор, советский военный разведчик...
В немецком языке слово гамбургер может быть описательным существительным, то есть обозначать кого-то из Гамбурга, или прилагательным, описывающим что-то из этого второго по величине города Германии...

Я там был, пиво пил, и в моей памяти осталось несколько этаких
«бутербродов».

ГАМБУРГЕР «КЛИЧКО»
В неблизком уже 2004-ом году мы вдвоём с пишущим товарищем прилетели в Гамбург, чтобы подготовить для журнала «7 Дней» материал о прославленных боксёрах Виталии и Владимире Кличко, которые там проживали и тренировались. Встретились с братьями в каком-то классном отеле — не помню названия. Познакомились, обсудили условия совместного, так сказать, творчества (интервью и фотосъёмка), попили чайку.
На следующий день дома у Виталия говорили для печати. С языком общения не было никаких проблем. Хозяева отлично объяснялись по-русски, ещё могли по-немецки и по-английски. На ридну мову не сбивались. Подозреваю, что выросшие в постоянно кочевавшей семье советского офицера, они ту мову вряд ли хорошо разумели. Виталий родился в Киргизии, Владимир — в Казахстане. Похоже, что и до сих пор с родным языком у них проблемы, и бесчисленные словесные «перлы» старшего братца — теперешнего киевского мэра — происходят, собственно говоря, от слабого владения украинским. Мужики-то они на самом деле адекватные, далеко не глупые, и речи их показались мне тогда вполне ясными. Например, что бокс — это когда соперник лупит по твоей голове руками, а в тех руках будто чугунные утюги, и надо, естественно, в первую очередь заботиться о том, как бы тебя не «перегладили». На вопрос о возможности поединка между собой ответ был достойным и даже поэтичным — такой бой принципиально исключён, потому что на кон пришлось бы положить сердце их горячо любимой мамы. К сожалению, беседа и съёмка немного затруднялась не совсем понятной настороженностью братьев. Я ловил себя на мысли, что они чересчур серьёзно относятся к собственным персонам и словам. Не знаю, может быть, боялись нарушить какой-нибудь пунктик в бесчисленных своих деловых контрактах: спортивных, рекламных, спонсорских и т.п.
Впрочем, Владимир на правах младшего, в основном, помалкивал. А Виталий, в то время уже решивший идти в политику, азартно планировал будущую деятельность. Особенно запомнились его восторги по поводу европейского уклада жизни и желание обустроить родную сторонку по западному образу и подобию. «Здесь все такие законопослушные!». Это, на его взгляд, важнейшее достижение цивилизации он с искренним восхищением проиллюстрировал случаем из своего немецкого быта.
А надо сказать, что тандем украинских тяжеловесов был настоящей достопримечательностью Гамбурга. Горожане от мала до велика гордились сногсшибательными во всех отношениях земляками, пусть и условными. Симпатичный двухэтажный особняк старшего Кличко стоял на тихой узенькой привилегированной улочке, где автомобилям запрещена скорость выше 30 км в час. И вот однажды, опаздывая на утреннюю тренировку, Виталий при выезде со двора неосторожно газанул на вроде бы абсолютно пустынной дорожке и немедленно был остановлен появившимся, как из-под земли, полицейским. «Гутен морген, херр Кличко (Herr — господин по-немецки). Ваши документы, херр Кличко. Придётся заплатить, херр Кличко» (Караулил, похоже!). «Понимаю, что дела. Понимаю, что некогда. Не волнуйтесь, я мигом». Действительно, очень быстро оформил гигантский штраф и тут же, сияя от счастья, объявил, что все члены его семьи, включая тёщу, боготворят Виталия, и что эта сегодняшняя встреча — просто невероятная, сказочная удача, но домашние не поверят, мол, без наглядных доказательств. «Будьте любезны — автограф! Не откажите! И совместное фото, если можно, пожалуйста! Правнукам буду показывать!.. Благодарю Вас, херр Кличко! Вы наш герой, херр Кличко! Ауфвидерзеен, херр Кличко!».
Штрафные же санкции, само собой, остались в силе. В голову «форменного» фаната даже в виде исключения не могла прийти мысль о какой-либо поблажке для кумира. Как говорится, дружба дружбой... Це ж Европа!

«Вот эта улица, вот этот дом...».  Справа — парадное белое крыльцо Виталия, а полицейский-фанат отрабатывал свой служебный долг на шоссе, которое виднеется слева. Очень мне интересно, насколько уже киевские блюстители порядка сегодня приблизились к немецкому стандарту.

ГАМБУРГЕР «БИТЛЗ»
Прилично боксировать Кличко научились ещё в СССР, а вот знаменитыми на весь мир чемпионами «проснулись» в Германии в конце 1990-х. Именно из Гамбурга они, что называется, раскрутились на полную катушку. В этом славном смысле братья повторили путь легендарной группы «Битлз»...
В 1960 году мало кому известные даже в родном английском Ливерпуле молодые музыканты прибыли в Гамбург с надеждой на успех и на заработок. Их было пятеро, а группа тогда называлась «The Silver Beetles», что в переводе на русский означает «Серебряные жуки». «Нас поселили в старой кладовой, — вспоминал эти гастроли Пол Маккартни, — где были только бетонные стены и больше ничего. Ни отопления, ни обоев... Две двухъярусные койки, как в лагере, и несколько одеял. Мы сильно мёрзли... Играли весь наш репертуар в полной темноте, в почти пустом зале... занят был только один столик. Мы старались вовсю, чтобы им захотелось прийти снова...».
Захотелось и тем слушателям, и ещё многим, и многим... За 2 года ребята дали в Гамбурге около 800 концертов — больше, чем где бы то ни было вообще. Там они уловили свой стиль в музыке; там удлинили причёски, но сократили состав до четырёх человек и укоротили название, убрав слово и изменив букву в оставшемся, которое на все языки стало переводиться просто как Битлз; там выпустили пластинку и наметили путь к мировому рок-музыкальному господству. Впоследствии гениальный «жук» Джон Леннон выразился примерно так: «Родом я из Ливерпуля, но как музыкант родился в Гамбурге».
Вполне возможно, что это знаменательное событие произошло как раз в клубе «Кайзеркеллер», где будущие легенды, было дело, выступали даже полуголыми, повесив на шеи сиденья от унитазов.

У входа в «Кайзеркеллер» висит табличка с упоминанием «Битлз», но она настолько неожиданно мала, как, кстати, и клубная вывеска, что мы в поисках этого места несколько раз прошли мимо.

ГАМБУРГЕР «РЕПЕРБАН»
«Зарождались» битлы на клубных площадках, расположенных в районе крупнейшего в Европе морского порта и главной тамошней улицы Репербан. Вот где разгуляй-то!
Пустынные и ленивые днём окрестности к вечеру заполняются «под завязку», и начинается оголтелый отдых местных трудящихся и примкнувших к ним многочисленных заезжих любителей новых впечатлений. Причём, зачастую иностранные туристы ведут и несут с собой детей, не подозревая, что за культурные мероприятия их там ожидают. Особенно по пятницам, когда радостные возбуждённые толпы, большей частью мужские и изрядно «выпимши», мотаются между барами, секс-магазинами и порно-кинотеатрами; заглядывают на расположенную тут же за углом улицу «красных фонарей» с её любовной торговлей; танцуют и, случается, даже писают тут же на тротуар, подпевая звукам концерта, который с уличной эстрады ведёт, например, Томас Андерс из «Модерн Токинг». При всём при том окружающие настроены на удивление мирно, хотя, конечно, в такой неразберихе случается всяко...
Гамбургский Репербан — это историческая припортовая особо вольная территория, куда обычно сдержанные немецкие херры периодически отправляются «выпускать» свои накопившиеся развратные «пары». Трезвым людям там неловко.
Я эту веселуху видел собственными глазами — рассказам вряд ли бы поверил. В темноте и толкучке фотографировать не стал — испугался за дорогущий служебный аппарат. Вернулся туда днём. Работали и магазины, и кинотеатры, и женщины с низкой социальной ответственностью, но без ночного огонька всё это выглядело как-то пресновато, не карнавально.

В красном заборе есть щель-проход на улицу законных цивилизованных проституток. Фотографировать там не разрешается, но любопытным русским дикарям закон, всем известно, не писан.

Окно-витрина. В кресле в рабочее время демонстрируется «товар», рядом вход для покупателя. Заметив у меня камеру, полуголая красавица хозяйка поспешно снялась с продажи.
А красных фонарей в округе я не заметил.

Доносятся слухи, что в настоящее время порядки на Репербане кардинально изменились. Казалось бы, какое моё дело? Но почему-то жаль, если так.

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ...
«Я ВАМ СПОЮ ЕЩЁ...».
Завершился месяц сказочных праздников, радостных встреч, неожиданных и долгожданных подарков, непрерывных застолий, танцев до упаду, задушевных песнопений и добрейших пожеланий. Отгулялись отпуска и каникулы, прогулялись деньги. Всё на свете имеет привычку заканчиваться — это грустно. И только «песня не прощается с тобой...», — а вот это вселяет оптимизм и обнадёживает! Так, глядишь, и допоём (хорошо бы хором) до следующего веселья:


Я, ты, он, она.
Вместе — целая страна!..

До  свиданья, наш ласковый Миша,
Возвращайся в свой сказочный лес...


И много, много радости
Детишкам принесла...
Популярные блоги
 
Последние сообщения
 
Опрос

У Вас есть обязательство выплачивать ипотеку?