Письмо телевизору

Ваше имя:
Ваш e-mail и/или телефон для связи:
Текст сообщения:
Фейк поле
Первый космонавт (фамилия)
Введите символы с картинки

Нажимая на кнопку, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.

Все поля обязательны для заполнения

Добавить объявление
Выберите город
Вход
Выберите город
НАВЕЧНО МОЛОДЫЕ БРАТАНЫ
Жили-были на Кожевне. Продолжение

Я не застал на этом свете ни прадедушку, ни дедушку, поэтому, наверное, для меня их дом у старого железнодорожного переезда на Комсомольской улице всегда был и остаётся бабушкиным.
Перед Великой Отечественной войной в нём жила большая семья: дед Николай Петрович (1890—1946), бабушка Мария Ильинична (1898—1973) в девичестве Орлова и их дети Раиса, Илья, Николай, Пётр и Виктор — мой будущий папа. Много лет спустя, проживая в Подмосковье далеко от Рассказово, он написал: «...Родина — это старый отцовский дом, на старой Кожевне, где в палисаднике из старых жердей, когда-то росла разлапистая старая яблоня-дикарка. Яблоки она родила малюсенькие, чуть больше вишни, и такие кислые, что, раскусив, надо было опасаться, как бы глаз не выскочил, но зато такие духовитые, что от одного во всем доме яблочный запах днями не выветривался. Я кое-где за свою жизнь побывал, пожил, но везде чувствовал себя в гостях, как-то непрочно, и сейчас, как говорят, на склоне лет, хоть и мечтаю поселиться где-нибудь у воды и у леса, думаю, что, осуществись моя мечта, все равно и там я буду чувствовать себя гостем...».
Дед был замечательным шорником. Изготовленные им сбруи высоко оценивались лошадниками в округе. В Первую Мировую воевал артиллеристом. Его награды (по словам дяди Пети, из золота и серебра), сданные в Торгсин, помогли семье пережить страшный голод 1933 года.
Незабвенная бабушка моя всю жизнь трудилась, не покладая рук. Детки, домашнее хозяйство, любимый лес, в котором она тоже не отдыхала, заготавливая на всю зиму грибы и ягоды. Её «эксклюзивные» солёные подгрузки и варины (чёрные грузди) славились среди ценителей лесных деликатесов. У переезда в двух шагах от дома стояла железнодорожная будка. Там бабушка служила, пропуская дрезины со Спиртзавода на Подъездной и обратно, если я ничего не путаю.
Дочка Раиса Николаевна (1918—2000), повзрослев, стала учительницей, вышла замуж за коллегу — Тихона Павловича Чикина, сменила фамилию и первой упорхнула из родительского гнезда. Естественное дело. А потом покинули отчий дом старшие сыновья. Навсегда! И не по своей на то доброй воле...

Илья был призван первым. Во время Финской войны пришлось ему на линии Маннергейма несколько суток ползать в снегу на морозе. Смертельно простудился, болел. Умер дома в 1942-м. Было ему тогда 23 года.
Николай в начале Великой Отечественной служил на Дальнем Востоке. Случился у него заворот кишок. Вполне возможно таким образом «аукнулось» угощение столярным клеем в том самом голодном 33-м. Дядьку комиссовали и отправили домой. Через некоторое время он снова оказался в армии. Обслуживал технику на аэродроме в Кирсанове. Повторно комиссовали. А потом призвали в третий раз. Уже в действующую армию. Участвовал в прорыве блокады Ленинграда. Потом Белоруссия, Польша. Сохранились три письма с фронта. Вот несколько строчек из последнего:
«Здравствуйте многоуважаемые родители Мама, Папа, братья: Виктор, Петр, сестра Рая, зять Тихон Павлович и их дочка Алечка...  Погода здесь в бывшей Польше стоит хорошая: то идет дождь, а после тепло. Мы прошли около 800 км и везде урожай хороший... Но ничего кончится буйное время и тогда вернусь домой и заживем счастливой жизнью... Мама тебя я прошу береги свое здоровье. Ведь мама ты должна за нами еще пожить, а то ведь отдыха ты еще не видала... Обо мне не беспокойся. Меня, ты знаешь, не возьмет ни снаряд ни пуля... Целую, целую, целую...».
Письмо шло быстро — около двух недель. 4 сентября 1944 года его получили дома. Именно в тот день дядя Коля погиб в бою под Белостоком. Он прожил 22 года.

Дорогие мои навечно молодые дядьки! Помнят вас земляки! Недавно красивый памятник поставили в центре города напротив Церкви. Нашёл я вас там на поминальных плитах среди 67 однофамильцев-родственников Желтовых.
Помню, как бабушка до самой смерти в любом разговоре не обходилась без присказки: «Лишь бы не было войны!». Повезло, конечно, что её младшие — Виктор Николаевич (1927—1983) и Пётр Николаевич (1930—2010) — повоевать не успели по возрасту, не то, глядишь, и меня бы не было...
Теги:

Ваши комментарии

Добавить комментарий
22 ноября всемирный День сыновей. Отмечаете ли Вы этот праздник?







 

Рассылка

Нажимая на кнопку, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.