Добавить объявление
Выберите город
Вход
Выберите город
МОЙ ДРУГ НАЧАЛЬНИК КУБЫ
25 ноября 2016 года ушёл из жизни создатель социалистической Кубы Фидель Кастро. 18 апреля 2018 года со всех государственных постов ушёл его младший брат Рауль...
По возрасту они мне в отцы годились. Сколько себя помню, столько помню и этих легендарных братьев-революционеров. Дальше по дороге к светлому будущему поведёт кубинцев человек с другой фамилией (Мигель Марио Диас-Канель Бермудес), которую я уже вряд ли выучу наизусть. Закончилась Эпоха...

ПОВЕЗЛО НЕ ВСТРЕТИТЬ
В 1975 году я вернулся с армейской службы. В чемодане, как полагалось, лежал дембельский альбом, в котором чуть ли не самой большой моей гордостью (не в каждую часть приезжал знаменитый на весь мир герой!) была фотокарточка с изображением Министра обороны Республики Куба Рауля Кастро.
Во время очередного официального посещения СССР его, как нормального жителя тропиков, вполне естественно потянуло в Сибирь, и он оказался в полку, где я служил, — в танковом учебном центре под Читой. В части числилось, если не ошибаюсь, около двух тысяч человек, и все эти тысячи не меньше недели перед визитом дни и ночи напролёт вычищали казармы, драили бронетехнику и начищали сапоги. «Чтоб всё блестело, как у кота яйца!» — вдохновенно приговаривал наш комбат. В том краю далёком за Байкалом по моим ощущениям было не четыре, а всего два времени года — лето (примерно, три довольно жарких месяца) и остальная зима. Календарная весенне-осенняя погода от календарной зимней отличалась (в худшую сторону!) только холодными злыми пронизывающими ветрами со Священного моря. Описываемые события происходили как раз в сезон ветров — не летом, что было одновременно и хорошо, и не очень. Хорошо — потому что не пришлось зелёной краской ретушировать листья на деревьях (армейская шутка!), а не очень — потому что большинству однополчан весь торжественный день встречи предстояло провести на более чем свежем воздухе, изображая повседневные воинские хлопоты: строевую подготовку, обслуживание техники, вождение танков, стрельбу из них и т.п. Маршировать в строю туда-сюда по плацу да с песней полагалось в обычных шинелях, а прыгать-ползать по броне — в танковых комбинезонах. Одежду и обувь для показухи, конечно, подремонтировали, выбрали ту, что поновей, а обыденную рабочую, неприглядную, заношенную, прожжённую, заштопанную было решено с территории части от греха подальше с глаз долой убрать (а ну как гость пожелает в каптёрку-сушилку заглянуть!). Далеко прятать не было нужды — сразу за забором начиналась тайга. Облюбовали поблизости огромную поляну, завалили её барахлом, выставили часовых. За время авральной (кто служил — поймёт!) бессонной подготовки к приезду высокого гостя все мы прилично вымотались, грядущий смотр не сулил ни тепла, ни восторга, лишь любопытство примиряло с действительностью и бодрило — всё-таки очень хотелось увидеть живого брата команданте Фиделя. Увы и ах! Буквально за несколько минут до появления кубинской делегации я — на тот момент младший командир, сержант — получил приказ от начальства сменить часовых, охранявших полковое имущество за забором, и лишился, таким образом, радости долгожданной встречи. «Наша служба и опасна и трудна...». Но, если честно, я тогда нисколько не огорчился, а даже наоборот. Развёл свежих часовых по периметру поляны и потом до позднего вечера сладко отсыпался там же в лесу, зарывшись в солдатские шмотки. Про то, как мои товарищи «демонстрировали солидарность» с Раулем Кастро, не разглядев его толком в многозвёздной толпе сопровождающих, они мне подробно расписали устно на следующий день, а позже знакомый штабной фотограф подарил этот самый памятный снимок.

На фото:
Министр обороны Республики Куба Рауль Модесто Кастро Рус и командующий Забайкальским военным округом генерал полковник Пётр Алексеевич Белик в штабе нашего полка.

КУБА — ЛЮБОВЬ МОЯ!
ОСТРОВ ЗАРИ БАГРОВОЙ...
Незабвенный муж моей сестры ныне покойный Боря Шнапер страстно мечтал побывать на Кубе. Он писал серьёзную музыку, был известным композитором, человеком творческим, искренним, романтическим, для него поездка на Остров Свободы значила больше, чем просто заграничное путешествие, хотя в те весёлые годы даже посещение Болгарии считалось выдающимся событием, достойным упоминания в мемуарах. И вот где-то в конце 1970-х, казалось бы, несбыточное вдруг стало сбываться. В Союзе композиторов организовали тур, составили списки, собрали необходимые документы, отправили в ОВИР — могущественную полумистическую организацию, где решалось, достоин ли тот или иной советский гражданин представлять свою страну за рубежом. Время шло-шло и уже начинало поджимать, а решение по персональному делу моего родственника всё не выносилось. Наконец до Бориса, как говорится, дошло, что причиной проволочек могла стать только его нестандартная фамилия. Как раз в тот период по договорённости между СССР и США советские евреи получили выстраданную возможность, якобы, вернуться на историческую родину в Израиль, и власти всеми правдами-неправдами пытались притормаживать процесс массового исхода.
Зять был патриотом России, на историческую родину не стремился, а из-за русской мамы даже полноценным евреем не мог считаться, тем не менее, становилось ясно, что бюрократическая машина вот-вот похоронит его светлые надежды. И тогда он решился написать вопиющее письмо на партийный верх, по-моему, лично Брежневу. В послании поделился обидой, посетовал на нечуткость, и, между прочим, обозначил риторический, как в классических еврейских анекдотах, вопрос, дескать, таки справедливо ли отказывать в праве увидеть воочию успехи социалистического строительства на Кубе человеку, дед которого во время Великой Октябрьской социалистической революции устанавливал (и это была сущая правда!) Советскую Власть в Сокольниках или...
Поездка состоялась. Из-за океана Боря привёз кокосовый орех, инкрустированный цветными стёклышками. А вот его рассказы об Острове Зари Багровой я почему-то не запомнил.

ГРАЖДАНИН НАЧАЛЬНИК
У меня есть друг Ион Владимирович Киструга — замечательный молдавский кинорежиссёр, оператор, фотограф. Живёт он в Кишинёве. Жена Ира зовёт его Ванюшкой. Для меня он тоже Иван...
Дело было лет тридцать назад ещё при социализме. Приехал Иван Владимирович в Москву по своим кинематографическим делам. Конечно, мы встретились. Естественно, через некоторое время отправились в магазин что-нибудь прикупить за встречу. Подходящая торговая точка была на Покровке (в то время улица Чернышевского) недалеко от места моей работы. У входа пришлось посторониться, чтобы выпустить на улицу уже отоваренную тётю неопределённого возраста, явно видавшую виды и успевшую слегка опохмелиться. Оценив галантность кавалеров, она удостоила гордым взглядом стоявшего впереди Ваню, вдруг ойкнула, стушевалась, отступила и очень радушно стала его приветствовать, почти запела: «Какие люди! Проходи, красавчик, пожалуйста, не стесняйся", — мол, будь как дома. Мой друг, немного ошалев, спросил: «Ты что, знаешь, кто я такой?», — тётя, подбоченившись, ответила: «А то! Начальник Кубы!». Я взглянул на Ваню и обомлел — передо мной стоял молодой высокий кудрявый и бородатый Фидель Кастро! Один в один! Как же я раньше-то не заметил поразительного сходства?! Зато, видно, наша тётя была очень внимательна на лагерных политинформациях...
Жизнь сама придумывает анекдоты. До сих пор хохочем!
Куба, Революция, Социализм, Кастро — легендарная Эпоха! И вот она закончилась...


На фото:
Мой молдавский друг Ваня и начальник Кубы Фидель. Как говорится, найдите отличия.
Теги:

Ваши комментарии

Добавить комментарий

Какие перемены Вы хотели бы видеть на улицах Рассказово?







 

Рассылка

Нажимая на кнопку, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.