Добавить объявление
Выберите город
Вход
Выберите город
ДВИЖЕНЬЕ — ЖИЗНЬ!
Осень остепеняет и располагает к размышлениям, напоминает, что самое время слегка притормозить и «посчитать цыплят». Мой отец, Виктор Николаевич, рождённый в ноябре, очень не любил эту пору, особенно, её слякотную и промозглую часть, он почему-то был уверен, что умрёт именно осенью, а ушёл из жизни в середине лета. Вот и думай, гадай...

Гениальный учёный-физик Нобелевский лауреат остроумнейший дядька Пётр Леонидович Капица (1894—1984 гг.), когда ему исполнилось 87, очень забавно регламентировал человеческую жизнь:
Тему работы надо менять каждые восемь лет, так как за это время полностью меняются клетки тела и крови – ты уже другой человек.
Человек в своём развитии проходит три стадии. Первые 25 лет — это животное состояние. Человек думает главным образом о своих страстях и гораздо меньше о науке. Следующие 25 лет — смешанное состояние, ибо человек думает то об удовлетворении животных страстей, то о полезной деятельности. И только следующие 25 лет можно считать человеческим состоянием. В человеке уже не бушуют страсти, и он может посвятить себя полезной деятельности. Ну, а что касается тех 25, которые идут после 75, — то это божественное состояние. Человек становится иконой. Он ничего не делает, но на него молятся.


Эта классификация мне особенно нравится теперь, в возрасте «человеческого состояния», когда далеко не все занятия надоели, и до «иконы» ещё дожить надо. Но на досуге, конечно, я подумываю и о «божественном», по определению Капицы, периоде, и гадаю, что же последует далее. Вот было бы здорово за краем мирским обнаружить хорошие стихи и чувство юмора!
Например:

ИГОРЬ АГЛИЦКИЙ.
ЖИЗНЬ В 100 СЛОВ

Колыбель. Пеленки. Плач.
Слово. Шаг. Простуда. Врач.
Беготня. Игрушки. Брат.
Двор. Качели. Детский сад.

Школа. Двойка. Тройка. Пять.
Мяч. Подножка. Гипс. Кровать.
Драка. Кровь. Разбитый нос.
Двор. Друзья. Тусовка. Форс.

Институт. Весна. Кусты.
Лето. Сессия. Хвосты.
Пиво. Водка. Джин со льдом.
Кофе. Сессия. Диплом.

Романтизм. Любовь. Звезда.
Руки. Губы. Ночь без сна.
Свадьба. Тёща. Тесть. Капкан.
Ссора. Клуб. Друзья. Стакан.

Дом. Работа. Дом. Семья.
Солнце. Лето. Снег. Зима.
Дочь. Пелёнки. Колыбель.
Стресс. Любовница. Постель.

Бизнес. Деньги. План. Аврал.
Телевизор. Сериал.
Дача. Вишни. Кабачки.
Седина. Мигрень. Очки.


Внук. Пелёнки. Колыбель.
Стресс. Давление. Постель.
Сердце. Почки. Кости. Врач.
Речи. Гроб. Прощанье. Плач.

***

ВАДИМ ЖУК
Довольно долго здесь топтались,
Топырились и выступали,
Кидались пальцами понтами,
Лопатой воздух колупали,
И вроде были мы талантливы,
Но только взяли это к сведенью,
Как — глядь — с улыбкою имплантовой
Финита Карловна Комедия.
Лови свой шанс, свой вдох озоновый,
Не то дождёшься —
Сошлют опять в сперматозоиды
И хрен пробьёшься.
***

Словно персонаж драматической пьесы — ты вступаешь в мир. Светлыми проспектами и тёмными закоулками шагаешь по земле, пылишь, глотаешь пыль, стареешь. Проживаешь по порядку все картины, действия и явления, согласно роли, отведённой тебе небесным Режиссёром. В конце пути приостанавливаешься, чтобы откланяться — и мир провожает тебя либо молчанием, либо аплодисментами. Их ты, к тому времени глуховатый, всё равно не слышишь, как и не можешь уже сослепу разглядеть последних зрителей спектакля, разыгранного с твоим участием. Ты сходишь со сцены, а посетители театра уносят с собой, как программку, звуки твоих шагов, результаты твоих дел, тепло твоей души. Большинство, конечно, расстаётся с твоей афишкой у ближайшей урны, и лишь совсем немногие оставляют её на память...
Потом, нежась в ослепительно белом кучевом облачке, лакомясь духовной пищей — которой не счесть в окружающей синеве — вновь обретший слух и зрение ты замечаешь, как внизу по твоей кривой дорожке в знакомых декорациях стремится к славе очень похожий на тебя человек-артист. Он не обращает внимания на расставленные тобою вешки, искрит, задевая их, но всё же признательно поднимает глаза к небу и прикладывает ладонь к сердцу.
И ты шепчешь: «Господи, спасибо, что устраиваешь нам на земле пусть и очень короткую, но такую классную горе-веселуху!

УХОДЯЩАЯ НАТУРА. АВТОПОРТРЕТ

Заметьте — натура уходящая, то есть ещё способная самостоятельно передвигаться. «Движенье — жизнь!», — не устаёт повторять моя рассказовская без пяти дней 85-летняя тётя Люся с Комсомольской улицы. Я с ней всегда соглашаюсь и, помолившись, продолжаю вышагивать...
Теги:

Ваши комментарии

Добавить комментарий
0
29.11.2018 16:58:46
После прочтения вспомнились строки из песни: "Лето это маленькая жизнь"
Ссылка 0

Опрос завершен

Рассылка

Нажимая на кнопку, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.