Блоги
ЗАПИСКИ НЕОХОТНИКА
ПРО МАМ

Поповны Поповы. Нина и Зоя с первенцами Верой и Вовой, а Зина уже со вторым своим ребёнком — Юрой. 1952 г.

Три сестрёнки Зина, Нина, Зоя и их братик Юра родились поповичами (детьми православного священника) с самой подходящей для них фамилией Поповы. Добрый батюшка, заботливая матушка... Большая, очень красивая, любящая семья, и всё бы замечательно, но не повезло со временем, которое оказалось революционным и страшно тяжёлым для всех сограждан, а уж для служителей церкви и их родных особенно. Коммунистическая идея обрушилась на поповские головы, изрядно придавила, оскорбила и угробила в конце концов и батюшку с матушкой, и братика. А вот девчонки на удивление и наперекор всем бедам и несправедливостям не сгинули под красным колесом нового мира, не пропали, а ведь испытать им в детстве и юности довелось столько, сколько большинству не выпадет и за весь жизненный срок. Сёстры выросли умницами, выучились, искренне определились вполне советскими, повыходили замуж, нарожали детей (общим числом 10) и всегда были беспримерно преданны друг другу, хотя жили порознь и, естественно, по-разному.
Младшая Зоя закончила технический институт, связанный с химией, обитала в городе Кемерово, дождалась внучат и правнучат, повоспитывала их и тихо скончалась в 84 года. Средняя по возрасту Нина поступила в Тамбовский железнодорожный техникум, влюбилась в однокурсника Витю Желтова и стала его женой. Проживала на тамбовской родине мужа в городе Рассказово, работала корректором в городской типографии, после смерти Виктора Николаевича переехала в Москву поближе к детям; дожила, к сожалению, только до 78-ми. Это была моя мама — Желтова Нина Борисовна. О трагической судьбе своих родителей она решилась рассказать, только после крушения СССР. До того мы знали лишь, что дедушка с бабушкой умерли рано, ещё молодыми, и их деткам пришлось несладко. Далеко и тщательно была запрятана мамина память о том ужасе, изжить который, я думаю, до конца она так и не смогла. А старшая и последняя поповна из Поповых тётя Зина, слава богу, здравствует. В этом году ей исполнилось 97. По профессии она детский врач, и потому большинство односельчан — жителей станицы Сергиевской, что в Волгоградской области, — её бывшие сильно повзрослевшие пациенты. Живёт Зинаида Борисовна практически всю жизнь в деревянном домике почти на самом берегу очень резвой речки Медведицы, которая течёт к Тихому Дону. Она стала прекрасным медиком, а мечтала-то быть литератором. Но учиться на писателя дочке «врага народа» не разрешили. На врача — можно, на писателя — нет!
Сижу сочиняю эту заметку про трёх сестёр и диву даюсь, не укладывается в голове, как их мама Лидия Митрофановна (отца-то расстреляли в 1937-ом, когда девочки были ещё совсем малышками) очутившись под тяжестью непреодолимых обстоятельств, в нужде, в постоянном страхе за детей, как смогла и когда успела (умерла от туберкулёза в 1947-ом) подарить своим дочкам столько жизненных сил, вложить в их души столько правильного и настоящего, что хватило сестрёнкам пережить-перетерпеть страшно «счастливое» сиротское их детство и при этом не ожесточиться, не потерять веры в человечность и справедливость, не разучиться прощать и помнить доброе, не утратить способности дружить и любить. Ещё и своих детей (меня в их числе) вырастить жизнелюбами и оптимистами. Чудеса! Никогда не слышал от своей мамы Нины Борисовны плохих слов о людях. Никогда.

Я с мамой в 1961 году.
С СУКА ОСЕНЬ 2021
И ПЕРВЫЙ СНЕГ К НАМ НЕ ВПЕРВОЙ
ВСЁ ПРОХОДИТ... И ЛЕТО ПРОШЛО

СДУЛИСЬ, К СОЖАЛЕНИЮ
К 104-летию Великой Социалистической революции
«А БЕЛЫЙ ЛЕБЕДЬ НА...»

Анонимный и неизвестный пока гений стрит-арта, судя по всему, подрастающий по соседству, мимоходом одним движением руки исполнил на мусорной урне, по-моему, настоящий шедевр достойный таланта анонимного же, но тем не менее всем известного Бэнкси. И точно ведь лебедь! И плывёт!
ОТОКТЯБРИЛО ПО ПОЛНОЙ
А завтра всех нас примут в ноябрята.












«ИТАК, ОНА ЗВАЛАСЬ ТАТЬЯНОЙ…»

Ровно 45 лет я с этой женщиной в браке, как у Христа за пазушкой. Спасибо, родная!
ПО КОВРАМ В БАШМАКАХ!
У каждого дерева-ткача свой фирменный осенний узор, свои особенные краски, хоть и с обязательным прощально-золотистым оттенком. А вот неувядающая, похоже, до самой смерти трава-мастерица Крапива даже в заморозки всё зеленеет, молодится, невестится, украшает свои коврики живыми цветами и по утрам примеряет фату из инея.









БЫЛ ДЕНЬ, БЫЛ ОТЕЦ...
Вчера в России впервые отмечался новый праздник — День отца.

Я не помню, как отец воспитывал. Вот мамину науку, её требовательные интонации в голосе, когда она приучала меня к порядку, контролировала школьную учёбу или исполнение домашних обязанностей, помню. А каких-либо специальных батиных уроков, поучений, нотаций припомнить не могу. Да их, наверное, и не было. Конечно же, он мог и шлёпнуть, если чадо вдруг начинало, по его выражению, «дурь наваливать». «Что ж ты, друг мой ситный?!», — спрашивал он в такие моменты, и практически всегда этого хватало, чтобы привести «друга» в чувство. Виктор Николаевич был очень умным и мудрым, его авторитет в семье был космическим, он умел, с виду незаметно, направлять растущие и бурлящие детские амбиции в правильное естественное жизненное русло. Приглядывал, чтобы книги читались нужные, поощрял всякую здоровую инициативу и пресекал вредную: «Что ж ты, друг ситный?!». И как-то вроде бы само собой устроилось, что о добре и зле я сужу примерно так же, как отец; как и он, верю в семью, любовь, дружбу и ненавижу одиночество; скучаю по родному тамбовскому городу Рассказово; обожаю лес и речку; выбрал ту же профессию. В конце концов, как и он, «болею» за «Спартак». Осталось ещё постараться заслужить у моих детей-внуков хотя бы малость того уважения и той благодарности, какие я испытываю к своему незабвенному родителю...

Виктор Николаевич Желтов (19 лет). 9 марта 1947 г.
ШАТОВКИНЫ ДВОРИКИ TWO

Летом мне посчастливилось вновь побывать в удивительно-заповедно-благословенных двориках и меду там попить. Слава Богу, все местные знакомые отшельники здоровы, всё у них в неторопливом порядке. Подружился с ещё одним аборигеном Шатовкиным — Владимиром. С Александром они родственники, их деды — братья. Домик у Владимира с виду как бы неказистый, но оборудован всем необходимым для современной жизни, а при случае (местечко-то глухое) и для обороны. На крыше закреплена видеокамера — круговая фиксация деревенского бытия.
Новостей, наверное, и хорошо, что не много. Урожай, как всегда, славный, жаль только яблоки и сливы в этот раз совсем не показались. Пчёлы здоровы, трудятся, гудят. Александр построил новый плот с лавочкой и столиком. Караси в запруженной речке Осиновке огромные красно-золотые (с детства таких симпатичных не встречал!). Плотину, кстати, в своё время отцы-деды собственноручно возвели. Сооружение внушительное, но после весенних половодий приходится местами подправлять. Иной раз огорчают горе-охотники: заваливаются со стороны и палят спьяну по уткам, а те ж домашние. Что делать? Можно, конечно, отстреливаться, но хозяева решили «глаголом жечь»: водрузили на видном месте плакат с укоризной...
Погуляли мы с приятелями, поплавали, порыбачили, сладкой рыбкой угостились, переночевали и с благодарностью попрощались, очень надеюсь, не навсегда.






На фото: хозяин Владимир Шатовкин (в центре) с гостями Вячеславом Козловцевым и Михаилом Коньковым.

P.S. Я тут на всякий случай и прошлогодний свой отчёт решил напомнить в сокращённом виде, конечно:
«ШАТОВКИНЫ ДВОРИКИ
Мой друг и земляк из тамбовского райцентра Рассказово Михаил Алексеевич Коньков человек любопытный, азартный, непоседливый... В этот раз при встрече он с паяльником в руке мастерил новый супер-пупер-мощный радиопередатчик. Планирует наладить связь с Австралией. "Хочется, — говорит, — детство продлевать до невозможности".
И товарищи у него, как правило, такие же жизнелюбы-продлеватели, что называется "с изюминкой". С одним из них Михаил меня познакомил в деревне Солдатские Дворики в соседнем районе. Правильнее сказать, в бывшей деревне: домов в ней почти не осталось, а немногочисленные обитатели ведут садово-огородно-дачный образ жизни. Александр Васильевич Шатовкин здесь родился. Восьмой десяток лет с тех пор разменял и, понятно, что есть на земле ещё много разных мест, где он побывал и отметился...
В нашем городе у него большая квартира и супруга Татьяна. В подмосковном Щёлкове любимые дети и внучата. А он в Дворики вернулся и почти круглый год тут обретается. Пасеку устроил...
Жена, конечно, навещает, помогает справляться с валом овощей, фруктов, ягод. Хозяин, посмеиваясь, называет это по-советски битвой за урожай. На мой вопрос о количестве освоенных соток хмыкнул: "Да кто же их здесь считал!".
Пообщаться-поговорить мы смогли, как только ко мне вернулся дар речи, утраченный при встрече с Шатовкинской "изюминкой", когда на въезде, миновав сторожевую будку с часовым, я нежданно-негаданно оказался в Тридевятом царстве с Лешим, бабой Ягой и — что похлеще! — с пиратами Карибского моря.
"Это, чтобы внуки развлекались", — объяснял мне потом Васильич и вдруг глянул так озорно, что и сомнений не осталось, кого он развлекал и продолжает развлекать в первую очередь».



На фото: Александр Шатовкин со своим бессменным часовым.
Популярные блоги
 
Последние сообщения
 
Опрос

Хватает ли вам 24 часа в сутки, чтобы все сделать?

Архив